​Доверять религии воспитывать мораль и нравственность общества, большая ошибка

Религиозные деятели призывают изменить отношение к правам человека, заявляя, что «Права человека не могут быть выше ценностей духовного мира. Христианин ставит свою веру в Бога и свое общение с Ним выше собственной земной жизни. Поэтому недопустимым и опасным является истолкование прав человека как высшего и универсального основания общественной жизни, которому должны подчиняться религиозные взгляды и практика».

​Доверять религии воспитывать мораль и нравственность общества, большая ошибка

Как-то незаметно пришедшая на смену государственной политике линия на свободу совести и религиозную терпимость, обернулась возрождением клерикализма, возведением тех или иных религиозных культов чуть ли не в ранг государственной идеологии. Установка на деликатное отношение к чувствам верующих сменилась, на религиозную вседозволенность, невмешательство государства в дела церкви обернулось претензией тех или иных клерикальных групп на влияние на государственную политику. Религиозные деятели получили зеленую улицу для постоянного, публичного и агрессивного навязывания обществу своих взглядов, оценок и установок. Люди в рясах становятся почетными гостями на официальных государственных мероприятиях, федеральном телевидении, общественных собраниях. С интенсивностью, которой могли бы позавидовать любые агитаторы, они снуют с мероприятия на мероприятие, с канала на канал, освящают спортивные команды, боевые корабли, казармы, больницы и школы. Практика, при которой деятели РПЦ мелькают везде и всюду, демонстрируют свои религиозные символы, – это не светское, а религиозное государство.

По сути, наряду со светской властью, РПЦ сегодня стала второй властью в России. Несмотря на то, что по Конституции РФ религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. РПЦ, как и в царский период, получает полную поддержку своих интересов на всех уровнях государственной власти – от самого маленького чиновника до президента страны. Набрав за короткое время силу, РПЦ настолько осмелела, что впервые в истории русского государства заявила на своем соборе о возможности её неповиновения государственной власти («Основы социальной концепции РПЦ»).

РПЦ никак не может отойти от эйфории и опьянения собственной общественной реабилитации, что стала готовиться к участию в политической жизни государства, без каких либо комплексов заявляя об этом. Публичные представители РПЦ говорят о необходимости устроения общественной жизни на основе религиозных норм.

Религиозные деятели призывают изменить отношение к правам человека, заявляя, что «Права человека не могут быть выше ценностей духовного мира. Христианин ставит свою веру в Бога и свое общение с Ним выше собственной земной жизни. Поэтому недопустимым и опасным является истолкование прав человека как высшего и универсального основания общественной жизни, которому должны подчиняться религиозные взгляды и практика».

Представители РПЦ заговорили о восстановлении монархии. Как обычно в своём стиле медленно и планомерно говоря от имени общества, готовят общество к переустройству государственного строя. Глава синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин на пресс-конференции в Петербурге, заявил, что «многие православные - за монархию, но народ к ней должен быть духовно готов. Восстановление монархии должно быть следствием духовной зрелости общества, а не усилий политтехнологов. «Монархия, конечно, это религиозно более высокая форма государственного устройства, чем республика, и многие православные люди надеются на ее восстановление». Однако, продолжил он, такая перспектива связана с духовным состоянием общества. Чаплин процитировал Основы социальной концепции Русской церкви, в которой сказано, что «изменение властной формы на более религиозно укорененную без одухотворения самого общества неизбежно выродится в ложь и лицемерие, обессилит эту форму и обесценит ее в глазах людей. Однако нельзя вовсе исключить возможность такого духовного возрождения общества, когда религиозно более высокая форма государственного устроения станет естественной». Народ к монархии должен быть духовно готов. Без этого восстановление монархии может оказаться карикатурным.

Оправдывая свое повышенное присутствие в общественной жизни, церковь пытается с помощью государственных деятелей симпатизирующих религии подменить Конституционные основы, объявляя, что понятие «светское государство» не означает «атеистическое государство», а потому не исключает повышенной политической и публичной роли церкви в жизни общества. Однако понятие «светское государство», особенно в совокупности с принципом отделения религиозных объединений от государства, означает, что церковь не имеет права на участие в политической и государственной жизни, не может проявлять свою активность в армии и других силовых структурах, не имеет права участвовать в государственном образовательном процессе и т. д. и т. п. Это не означает, что граждане, исповедующие ту или иную религию, не имеют права занимать должности в этих учреждениях. Но руководствоваться в своей деятельности они должны гражданскими и служебными обязанностями, а не требованиями религии. Если эти требования расходятся, но для данного человека религиозные являются приоритетными, значит, он сам вполне сознательно не должен идти работать в такие структуры. Если религия запрещает человеку принимать теорию Дарвина, он не должен идти работать в систему государственного образования, во всяком случае, преподавать те предметы, которые противоречат его убеждениям. Если изучение теории Дарвина (а заодно Коперника, Галилея и Джордано Бруно) противоречит религиозным убеждениям ученика – пусть решит, будет ли он учиться по государственной программе в государственном учреждении или ограничится церковной школой.

Россия может дойти до того, что можно получить и судебные иски против издательств, печатающих Вольтера, сказок о «Попе и работнике его Балде », показов передач и фильмов, идущих в разрез с чувствами верующих и христианскими основами и изгнание из школ учителей, дающих положительную оценку веку Просвещения или осуждающих инквизицию. В вузы откажутся принимать неверующих, при поступлении на работу станут требовать характеристику из прихода по месту жительства. Фантазия религиозных деятелей безгранична.

Сегодня РПЦ представляет себя как главную духовную силу нашего государства. Со своей стороны чиновники и депутаты, поддерживающие Церковь в её стремлении играть ведущую роль в духовной жизни общества, уверены, что она может поднять его мораль и, прежде всего, мораль подрастающего поколения. Чиновникам и депутатам следует знать, что моральный облик самой РПЦ весьма далек от совершенства и поэтому, доверять ей воспитание наших граждан и особенно воспитание наших детей, было бы большой ошибкой. Так как, Российская Федерация является одним из крупнейших многонациональных и многоконфессиональных (полиэтнических) государств мира и объявление превосходства какой-либо религии равнозначно объявлению превосходства какой-либо нации. И то, и другое будет для России самоубийством, поскольку спровоцирует межэтнические распри, которые разорвут страну изнутри.

Только соблюдение Конституционных основ государства, равенство всех народов и религиозных объединений, является тем, что может обеспечить нашей стране внутреннюю стабильность и единство всех ее граждан. В светском обществе должна допускаться только такая религиозная деятельность, которая не вступает в противоречие с конституционным правом на свободу совести и вероисповедания и принципам светского характера государства.

17:11
408